Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

crow

Циклонопедия, Реза Негарестани

Эксгумация проводит инжинигинг тела-твердости, чья размерность расплывается не вблизи от точки перехода и истребления, а сворачивания размерности, не способной к сопротивлению тому, что ползает наружу и внутрь – пол()ости, пол()ости, пол()ости с устраненной и испаренной «Н».

Collapse )
crow

Supersonic Low-Altitude Missile

Речь идет о новейшей перспективной системе — «малогабаритной сверхмощной ядерной энергетической установке, которая размещается в корпусе крылатой ракеты»

Подробнее на РБК:
https://www.rbc.ru/politics/01/03/2018/5a97d57d9a794773b7e8e40f?from=main

https://ru.wikipedia.org/wiki/Supersonic_Low-Altitude_Missile
CRFXD CRW

концепция безопасности как материализованной войны

«развивших смысл апокалипсиса или миллениума, следует отдать должное Полю Вирилио, который настаивал на пяти строгих тезисах: на том, как машина войны находит свой новый объект в абсолютном мире террора или устрашения; на том, как она проводит технико-научную «капитализацию»; на том, как такая машина войны вселяет ужас не в зависимости от возможной войны, какую она нам обещала, как бы шантажируя, но, напротив, в зависимости от крайне особого реального мира, каковому она потакала и который уже установила; на том, что эта машина войны не нуждается более в качественно определенном враге, но — в соответствии с требованиями аксиоматики — действует против «какого угодно врага», внутреннего или внешнего (индивид, группа, класс, народ, событие, мир); на том, что из этого вытекает новая концепция безопасности как материализованной войны, как организованной небезопасности или программируемой, распределенной, молекуляризованной катастрофы.»

....именно по ту сторону фашизма и тотальной войны машина войны находит свой законченный объект — в угрожающем мире ядерного устрашения. Именно тут пересмотр формулы Клаузевица (война, как продолжение политики другими средствами) обретает конкретный смысл, в то самое время, когда политическое Государство имеет тенденцию слабеть и когда машина войны овладевает максимумом гражданских функций («помещать все гражданское общество в режим военной безопасности», «дисквалифицировать все планетарные условия жизни, лишая народы их качества ее обитателей», «стирать различие между военным и мирным временем…» — см. в этом отношении роль средств информации). Некоторые европейские полиции можно было бы рассматривать в качестве простого примера: когда они требуют права «стрелять без предупреждения», они перестают быть винтиком аппарата Государства, дабы стать деталями машины войны.»



«
Collapse )
CRFXD CRW

Что нам американские бомбардировки! Наши люди столь же жаждут умереть, как американцы жаждут жить!"

Если политика нулевых потерь и безопасности осуществляется путем глобальной военной технологии и глобальной технологии слежения, основанной на рациональном расчете применения, то ответный удар приобретает аналогичную глобальную и неуловимую характеристику, основанную на ошибках в технологии и рациональном планировании, характеристику тем более катастрофическую, чем глобальней применяемые технологии безопасности.

«fleet in being —
Collapse )
В определенном смысле, вся система в целом своей внутренней непрочностью способствовала инициированию акции. Чем больше система централизируется на глобальном уровне, концентрируясь в пределах единой сети, тем больше она становится уязвимой в любой точке этой сети (всего один юный филиппинский хакер со своего ноутбука смог запустить вирус ILOVEYOU)....

Прибрав все карты для себя, она (система) вынудила Другого менять правила игры.

(Началось) столкновение торжествующей глобализации с самой собой....глобализации, которая имморальна сама по себе.

порядок, практически подошедший к своему концу, сталкивается с антагонистическими силами, которые рассеяны внутри самого глобализма, и которые проявляются во всех современных общественных потрясениях.

Фрактальная война всех отдельных клеток, всех сингулярностей, которые восстают в качестве антител. то, что сопротивляется глобализации и есть сам мир.

....противник чрезвычайно уязвим и что система достигла лишь квазисовершенства, значит, может вспыхнуть от одной искры.
CRFXD CRW

Мальчик с глазами колибри/Generation X

Затем в дверь постучали. Это была Сильвия.
Ох, бля, это Кейт - прошептал он. - Молчи. Пусть орет; пока не устанет.
Пусть уйдет.
Кейт с той стороны двери, на черной-пречерной лестничной клетке, вела
себя почище стихии. И не подумаешь, что это та кроткая маленькая дневная
Сильвия. Сам дьявол покраснел бы от словечек, которыми она обзывала Кертиса,
требуя открыть дверь, вопя, что он трахает все, что шевелится и платит...
какое там - все, что шевелится и не шевелится, лишь бы платили. Она
требовала назад свои талисманы и угрожала прислать мужниных шестерок за
твоим последним яйцом.

...........................................................................

Он описывал в подробностях свои подвиги, показавшиеся мне не более
интересными, чем хоккейный матч по телевизору, но я тактично не подавала
виду. И тут он стал через каждые два слова вворачивать одно имя - Арло.
Арло, как я поняла, был его лучшим другом, и даже больше, чем другом; такими
друзьями (и как знать, только ли друзьями) мужчины становятся на войне.
Как бы там ни было, однажды Кертис с Арло были под огнем; схватка
приобрела угрожающий характер. Им пришлось залечь и замаскироваться,
направив раскаленные дула своих пулеметов в сторону врага. Арло лежал рядом
с Кертисом; у обоих просто руки чесались открыть огонь. И тут вдруг прямо в
глаза Арло стал пикировать колибри. Арло отмахивался, но тот упорно
возвращался. Потом появился второй. За ними - третий. Какого хрена они к
тебе лезут? - спросил Кертис, и Арло объяснил, что некоторых колибри
привлекают предметы голубого цвета и они их подбирают, чтобы строить гнезда;
похоже, сейчас им вздумалось пустить на гнезда глаза Арло.
В этот момент Кертис произнес: Стоп, у меня ведь тоже глаза голубые...,
но Арло, пытающийся отогнать птиц, так размахивал руками, что привлек
внимание противника. По ним открыли огонь. Вот тогда-то пуля вошла в мошонку
Кертиса, а другая пронзила сердце Арло, убив того на месте.
Что случилось потом, я не знаю. Но на следующий день, несмотря на
ранение, Кертис присоединился к похоронной команде и вернулся на поле боя -
собирать тела погибших. Когда нашли Арло, то ужаснулись даже бывалые солдаты
похоронной команды, и не из-за пулевых ран (это привычное зрелище), а из-за
дикого надругательства, совершенного над трупом: в глазах Арло остались одни
белки, голубые радужные оболочки были выклеваны. Местные сыпали проклятиями
и крестились, но Кертис просто опустил Арло веки и поцеловал его в каждый
глаз. Он знал о колибри, но никому о них не рассказал.