revlis (revliscap) wrote,
revlis
revliscap

Categories:

Если жизнь является основой человеческого существования, то почему, спрашивается, мы должны выживать, сражаться за жизнь и тянуться к жизни изо всех сил?

Почему жизнь недоступна нам во всей полноте. Нас питает надежда на продолжение выживания и живучесть жизни, но разве объект надежды не находится всегда за пределами реальности выживания живущего? Значит ли это что жизнь всегда недостижима для живущего, и он обречён гнаться за ней с самого начала до самого конца? «Жизнь уходит из него», говорят о занемогшем, жизнь утекает, словно невидимая жидкость, хотя этот человек ещё жив. Но все ли мы живы полностью и до конца, если жизнь получает силы из собственного непрерывного распада, из своего гниения заживо? Чтобы почувствовать в себе жизнь, нужно разумно повиснуть над пропастью, предстать перед смертью, и тогда остаток жизни забьётся внутри испуганным бесом, и проявит себя, тогда мы почувствуем жизнь в себе. Если для того, чтобы заставить жизнь показаться, нужно стать против смерти, если жизнь всегда неощутима и недоступна живущим, но если по настоящему живы только живущие, то жизнь и есть настоящая нежить. Чем является жизнь для живого, что есть жизненность, витализм и жажда жизни, как не вселившийся в тело демон, который под страхом смерти гонит живого к смерти? Кем послан этот демон жизни живым, с какой другой стороны жизнь явилась? Чем на самом деле являемся мы, одержимые жизнью, движимые жизнью словно зомби? Возможно, что для того чтобы начать жить жизнью, нам следует перестать быть живыми, следует установить связь с другой стороной, наславшей на нас жизнь, отправив в бесконечность мощный призыв, который почует и услышит иное.

Чтобы привлечь другую сторону, призвать ее, возможно нам стоит совершить ритуал и приготовить себя, притвориться ещё более живыми, чистыми, безгрешными, неподвластными злу, аппетитной наживкой для потустороннего, к чему призывает нас монотеизм, который постоянно говорит о надежде, и толкающей и призывающей и заманивающей нас жить дальше. Чем дольше мы живем, чем чище мы стараемся жить, тем больше мы кормим другую сторону бесконечности, тем больше голод этой другой стороны, тем больше пищи нам приходится из себя производить, тем чище и безгрешней мы становимся. Истинно живет убивающий себя по примеру жизни, попрощавшийся с демоном выживания, но такой жизни не нужен.

Что это за люди, которые манят и вызывают внешнюю бесконечность, предлагая ей себя в качестве священной еды? Что это за толпы, которые существовали от начала времён и останутся до конца их? Они всегда были здесь, эти многоопытные колдуны, они расселились среди нас, и продолжают ставить с нами свои отвратительные ритуалы, творить свои колдовские эксперименты. Я слышу и чувствую их присутствие в шагах и гомоне толпы. Эта человеческая многочисленность не осознаёт кем является, и одновременно знает все, она древняя, как звезды, и она будет всегда, она и жрецы, мудро приготовляющие подношение голодному божеству, ожидая что оно спустится к ним и раскроет их тела перед бесконечностью, чтобы впустить внутрь пустоту, и сама эта еда, покорная к закланию. Они и жертва и жертвенник и жертвенный огонь, на котором сами сгорают.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments